Глава 15. Признание в последнюю минуту

Нэнси прижала Мартинеса к тротуару, но тот отказался говорить – лишь покачал головой. Несколько минут спустя подбежала Бесс.

– Я позвонила Бриско. Он сказал, что скоро подъедет к галерее. Я буду ждать там и приведу его сюда.

Детектив Бриско приехал очень быстро. Полицейские подняли Мартинеса на ноги и посадили в полицейский фургон. Нэнси и её друзья последовали за ними в полицейский участок.

Когда Нэнси вошла в комнату для допросов, Мартинес сидел на деревянном кресле, тогда как Бриско мерял шагами комнату.

– Вы знаете, что Вас обвиняют в причастности к краже барельефа Пакаля? – задал вопрос Бриско.

Мартинес кивнул.

– Всё, что Вы скажете, может быть использовано против Вас в суде, – предупредил Бриско.

Тот пожал плечами:

– Я сказал, что адвокат мне не нужен. Я им не доверяю.

– Вам были зачтены права, и Вы знаете, что можете пригласить адвоката.

Мартинес покачал головой и повторил:

– Говорю же, не нужен мне адвокат.

– Ладно. Начнём с самого начала, – сказал Бриско. – Расскажите, кто украл владыку Пакаля из Бич-Хилла.

– Я не знаю, – ответил Мартинес.

Бриско скептически на него посмотрел.

– Да не знаю я, – заявил Мартинес, – клянусь.

– Вы знаете, как барельеф попал в США? – спросил детектив.

Мартинес поёрзал на стуле.

– Ну же, мы оба знаем, чем Вы зарабатываете на жизнь.

Мартинес угрюмо на него взглянул.

– Если Вы будете сотрудничать, то и мы пойдем Вам навстречу, – заметил Бриско. – Вы определённо сядете в тюрьму, но срок зависит от Вас.

Мартинес помолчал, обдумывая эти слова.

– У Вас на меня ничего нет.

– Вы напали на мисс Дрю около приливного бассейна и хотели снова это сделать той ночью в Мэриленде. И у нас есть причины полагать, что Вы замешаны в краже владыки Пакаля. – Бриско сделал паузу. – И будьте уверены, что Тейлор Синклер укажет на Вас, когда мы его арестуем. Так почему бы не облегчить свою судьбу и не рассказать правду?

Похоже, что последние слова Бриско сработали.

– Я нашёл его, – сказал Мартинес, наконец. – Я нашёл барельеф Пакаля в Мексике в прошлом году.

Нэнси подалась вперёд.

– Его принёс какой-то местный житель, – продолжал Мартинес. – Он сказал, что нашёл его на рынке около руин в Паленке. Барельеф выглядел очень старым и занятным. Я знал, что он чего-то стоит, так что рассказал о нём кое-кому сведущему.

– Тейлору Синклеру? – спросил Бриско.

Мартинес кивнул.

– Я привёз барельеф в страну и показал Синклеру.

– То есть, ввезли контрабандой, – поправил Бриско.

Мартинес ничего на это не ответил.

– Синклер пришёл в восторг, увидев его, – припомнил он. – Сказал, что получит за него миллионы. И со мной поделится. И я поверил ему! – рассмеялся Мартинес.



– Тогда Синклер подделал документы, – вставил Бриско, – и «добавил» барельеф в коллекцию Питерсенов.

– Полагаю, что так. Я знаю только, что он предложил барельеф нескольким музеям для их коллекций. Когда он продал Пакаля Бич-Хиллу, я потребовал свою долю. Он всё твердил, что я скоро получу её.

Нэнси прочистила горло.

– У Синклера финансовые проблемы, – сказала она. – Он даже не платит секретарю уже несколько недель.

Мартинес рассмеялся.

– Что ж, хотя бы не мне одному.

– Так что Вы сделали, когда Синклер Вам не заплатил? – спросил Бриско.

– Прежде чем я успел что-то сделать, барельеф украли.

– Это Синклер украл его?

– Не знаю, – пожал плечами Мартинес. – Синклер сказал, что это был Джон Риггз.

Бриско удивился.

– Синклер сказал, что Риггз завидовал и хотел иметь барельеф в своём музее, – продолжал Мартинес. – Потом он заявил, что если я хочу получить свою долю, то мне придется поработать – шепнуть кое-кому, что Джон Риггз украл барельеф.

– Например, Алехандро дель Рио? – поинтересовалась Нэнси.

Он кивнул.

«Вот почему Мартинес хотел связаться с Алехандро», – поняла она.

– А тот звонок посреди ночи… это были Вы?

Мартинес кивнул.

– Он сказал, чтобы я отобрал у тебя эти документы. Поэтому я пытался украсть их у приливного бассейна.

– Я так и знала, что Вам нужны документы, – сказала Нэнси. – А потом Вы вломились в мой номер в отеле.

Мартинес очень удивился.

– Нет, это не я, – возразил он. – Я ничего не знаю о взломе.

Нэнси нахмурилась. Если это не Мартинес, то кто? Синклер избегал марать свои руки; вряд ли он стал бы рисковать и вламываться в комнату.

– Расскажите о той ночи в Мэриленде, – попросила Нэнси.

– Я должен был встретиться с дель Рио и лично передать ему то, что велел Синклер – о Джоне Риггзе. Потом я увидел, как Синклер перенёс тебя в сарай. Поспорил с ним, заявил, что тот слишком далеко зашёл. Но он заявил, что мне придётся вывести тебя из игры, если я хочу получить свои деньги.

– Именно это Вы и пытались сделать, – напомнила ему Нэнси.

– Я не хотел, чес-слово! – Мартинес покачал головой. – Я рад, что дель Рио остановил меня.



– Это Вы подкинули киноварь, чернила и кисти в офис Риггза?

– Синклер заставил меня.

– Синклер написал записки, – шепнула детективу Нэнси. – Должно быть, он же и украл барельеф.

Бриско кивнул.

– Если бы мы нашли Синклера с барельефом, то могли бы посадить его.

Нэнси вынула из кармана лист бумаги с загородным адресом Синклера.

– Он в Виргинии. У меня есть адрес. Я заеду к нему?

– Хорошо, – отозвался Бриско. – Я пока что получу орден и обыщу галерею на случай, если барельеф спрятан там.

Парочка полицейских увела Мартинеса, а Бриско нашёл карту Виргинии для Нэнси и дал ей номер телефона, чтобы лично связаться с ним. Затем Нэнси, Бесс, Джордж и Алехандро отправились в Виргинию.

Через сорок минут они неслись по дороге в пригороде. Следуя карте, они свернули на дорожку с растущими по обе стороны деревьями. Дорога привела к симпатичному одноэтажному домику, приютившемуся на невысоком утёсе над Потомаком. Машины здесь не было.

– Похоже, мы его упустили, – взволнованно сказал Алехандро, когда они выбрались из машины.

– Вы с Бесс проверьте участок, – предложила Нэнси. – А мы с Джордж заглянем внутрь.

Бесс и Алехандро обогнули домик, а Нэнси и Джордж подошли к передней двери. Нэнси хотела постучать, но заметила, что дверь открыта.

– Есть кто-нибудь? – позвала она, входя.

Нэнси очутилась в коридоре. По одну руку находилась столовая, по другую – небольшая гостиная, украшенная английским ситцем и уставленная дорогим антиквариатом.

– Синклер, кажется, сбежал, – сказала Джордж.

Нэнси кивнула.

– Полагаю, что так, – произнесла она разочарованно. – Проблема в том, что я понятия не имею, куда он мог пойти. Если только Бесс и Алехандро не наткнулись на него снаружи.

Она собиралась покинуть дом, когда услышала тихий гул, доносящийся из столовой. Экран ноутбука, находящегося на столе, погас, но он всё ещё был включён.

– Смотри. – Нэнси указала на ноутбук. – Должно быть, Синклер оставил его в спешке. Интересно, что он там делал.

Нэнси подошла и нажала клавишу. Экран снова загорелся. На нём оказались цифры и буквы, распределённые по колонкам. «Что они значат?» – подумала Нэнси.

Потом она заметила инициалы: DCA[5]. Она уже видела такие – на бирке на её чемодане, когда она забирала его из аэропорта.

– Он проверял расписание самолетов! – воскликнула она.

– Что? – Джордж подошла к ней.

Курсор мигнул на буквах DCA. Напротив были написаны другие буквы: LGA.

– Какой аэропорт использует такую аббревиатуру? – спросила Нэнси.

– Ла Гуардия, – отозвалась Джордж. – В Нью–Йорке.

– Мы не видели здесь машину, – рассуждала Нэнси. – Спорю, что Синклер едет в аэропорт. – Она взглянула на часы. – Как думаешь, сколько времени мы будем добираться до аэропорта? – спросила она, направляясь к двери.

– Около получаса.

– Надеюсь, ты права. – Нэнси вышла на улицу. – Его рейс через сорок пять минут. Нам едва хватит времени, чтобы его найти.

Алехандро и Бесс подтвердили, что не нашли Синклера. Все сели в машину. Алехандро направлял Нэнси к аэропорту, расположенному в пригороде Виргинии, на другой стороне реки от Вашингтона.

Через полчаса они добрались до главного терминала аэропорта. Тормоза завизжали, когда Нэнси резко остановилась на парковке.

Все четверо побежали внутрь. Самолет Синклера, следующий челночным рейсом, должен был прибыть к шестнадцатому выходу. Следуя знакам, они повернули направо, спустились по коридору с магазинчиками, затем по эскалатору. К счастью, у проверки документов не было очереди. Они быстро прошли через сканеры и направились к шестнадцатому выходу в конце коридора.

Пока они бежали, Нэнси попросила Джордж позвонить детективу Бриско на тот номер, который он дал, и попросить его немедленно прибыть в аэропорт.

Нэнси подбежала к выходу, как раз когда служащий протянул Тейлору его билет.

– Стойте! – закричала Нэнси. – Остановите его!

Служащий удивлённо посмотрел на неё. Тейлор Синклер не обратил на Нэнси внимания и спокойно прошёл к выходу.

– Поверьте! – Нэнси подбежала к служащему аэропорта. – Этот человек перевозит краденое!

– Простите. – Служащий бессильно поднял руки.

– Пожалуйста, – добавил Алехандро, подбежав к стойке. – Она говорит правду. Его нужно остановить.

– Полиция будет здесь с минуты на минуту, – продолжила Нэнси. – Но они могут не успеть до отлёта. Вы можете что-нибудь сделать?

Неохотно служащий вошёл в переход и вернулся несколько минут спустя вместе с Тейлором Синклером.

– Очаровательно, – мягко произнёс Синклер. – Вы пришли проводить меня.

– Мы пришли обвинить Вас в краже владыки Пакаля.

– А-а. Должно быть, вы говорили с этим восхитительным воришкой, Мартинесом.

– Именно, – подтвердила Нэнси. – Он рассказал, что провёз барельеф контрабандой для Вас.

Синклер улыбнулся.

– Очень мило. – Он заметил Алехандро. – Играете в детективов с мисс Дрю, как я погляжу.

– Сдавайтесь, Тейлор, – сказал ему Алехандро. – Всё кончено. Полиция всё знает.

Нэнси указала на сумку Синклера.

– Это всё, что Вы с собой берёте?

– Я еду в Нью-Йорк на один день, чтобы навестить клиента, – ответил Синклер. – Хотите обыскать мой багаж?

– Вообще-то, так я и сделаю. – Она взяла сумку, положила её на стойку и просмотрела содержимое. Но не удивилась, ничего не найдя. Может, у него есть багаж помимо этого. Нэнси вернула ему сумку.

– Я знаю, что Вы украли барельеф, – сказала Нэнси. – Все улики указывают на Вас.

– А где доказательства? – ухмыльнулся он.

На этом он её подловил. Без оригинальных документов на провенанс, барельефа или отпечатков пальцев на вещественных доказательствах – без всего этого у Нэнси не было улик.

– Ты не можешь ничего доказать и знаешь это, – сказал Синклер и взял свою сумку. – Увидимся, когда я вернусь из Нью-Йорка. Пообедаем вместе. И поболтаем.

Он направился к самолёту.

Нэнси смотрела, как он уходит, и почувствовала, что у неё опускаются руки: он виновен, но этого не доказать. Тейлор Синклер, одетый в джинсы и ковбойские сапоги, шёл расслабленной походкой, словно обыкновенный турист, отправляющийся в Нью-Йорк на пару дней.

И вдруг она поняла. Ковбойские сапоги – странный выбор для Синклера. Самое неформальное, что он носил, – это начищенные до блеска, чёрные кожаные туфли с бахромой.

«Боже мой! – подумала она. – Большой каблук ковбойского сапога – идеальное место, чтобы спрятать что-нибудь маленькое!»


7318638536577165.html
7318662280939556.html
    PR.RU™